До 19-й производной

Психологии известны так называемые «уровни аффективной адаптации» где одному из таких уровней дано носить имя «уровня стереотипов». Далее уровню стереотипов дано знать и свою ослабленную форму -

гипофункция уровня стереотипов,
которая способна вызвать -

ослабление аффективного тонуса уровня стереотипов достигающее большей глубины чем [ослабление] порождающее сверхизбирательность в сенсорных контактах с миром,
которое способно вызвать -

обращение в основном дискомфортными сенсорных контактов со средой их неспособность давать достаточного удовлетворения,
которое способно вызвать -

неспособность нормально функционирующих стереотипов поведения привычно выполняемых действий получать в этих условиях достаточное положительное аффективное подкрепление,
которая способна вызвать -

дезавтоматизацию навыка в силу отсутствия отложения в аффективной памяти достаточно выраженного следа благополучного завершения действия,
которая способна вызвать -

возникновение у субъекта тревоги неуверенности в благополучном завершении автоматизированного действия,
которое способно вызвать -

неспособность уровня экспансии по своей слабости преобразовать и нейтрализовать тревогу неуверенности в благополучном завершении автоматизированного действия,
которая способна вызвать -

компенсацию аффективной дезадаптации возникшей на уровне стереотипов негодными средствами высшего уровня,
которая способна вызвать -

усугубление аффективной дезадаптации возникающей на уровне стереотипов сопровождающееся созданием перегрузки высших отделов базальной аффективной регуляции,
которое способно вызвать -

деформацию смысловых отношений уровней активности и глубины аффективного контакта человека со средой,
которая способна вызвать -

наибольшую значимость для субъекта разрешения задач слабого уровня стереотипов,
которая способна вызвать -

преобладание лишь желания предотвращения телесного недомогания болезни,
которое способно вызвать -

способность слабого уровня стереотипов опереться в решении своих задач только на механизмы уровня эмоционального контроля,
которая способна вызвать -

освобождение от эмоционального контроля позволяющее такому человеку игнорировать переживания других людей и все больше использовать их в своих целях,
которое способно вызвать -

уход целиком в свои мнимые болезни выявление и изучение новых болезненных симптомов разработку способов их лечения соблюдение диеты поиск необходимых лекарств врачей,
который способен вызвать -

невозможность достижения желаемого ощущения физического здоровья отсутствие радости от сенсорной среды имеющие место несмотря на все усилия,
которая способна вызвать -

компенсацию отсутствия желаемого ощущения физического здоровья посредством активной разработки способов тонизирования,
которая способна вызвать -

потребность [таких людей] несмотря на их холодность к близким в эмоциональной поддержке от близких когда посвящая близких в свои недомогания эти люди постоянно требуют выражения сочувствия,
которое способно вызвать -

возможность быть неадекватным в потребности в эмоциональной поддержке и способность делиться своими интимными переживаниями с чужими людьми.

Вопрос же заключается в следующем: дано ли зависимости подобной длины - в 19 позиций -существовать и на самом деле?

Понятие «сознание» - фактическое средство зомбирования

Вряд ли следует отрицать, что некоторым понятиям дано располагать своего рода внушающим воздействием, взять хотя бы те же простые слова «прекрасное» и «безобразное». Это используется, например, церковью, во всякое название своего учреждения добавляющей префикс «Свято-» - «Свято-Троицкий монастырь». То есть качество слова оказывать «внушающее воздействия» - банальное явление обычных речевых практик или своего рода «ординарной семантики».

Другое дело, что фактически тот же «гипнотический функтор» характерен и философскому понятию «сознание». Чем это можно обосновать?

1 - понятие «сознание» или, лучше, стоящий за понятием концепт носят антидискретный характер, они мыслятся фактически как исключающие фрагментацию или, иначе, как исключающие порядок строения/сложения;

2 - это понятие лишено качеств конвертации, в физике стальное как-то можно заменить деревянным, здесь сознание - психикой уже никак;

3 - понятию «сознание» дано выражать и нечто категорно целостное в его альтернации с «не-сознанием».

То есть само понятие «сознание» - это в какой-то мере то и семантический трюк, ставящий препятствия тому, чтобы расследовать обозначаемое им явление уже посредством внешних моделей. И в подобном отношении приверженцы практики философского синтеза на базе понятия «сознание» - это носители и своего рода «внутренней религиозности».

Короновирус как философская проблема

Конечно, феномену короновируса дано порождать аж несколько философских проблем, но некоторые при простоте формулировки и сверхмерно сложны в как таковом разрешении. Тогда следует обратиться к такого рода проблеме, в отношении которой, хотя бы и "далеко вдали", но просматривается и возможность предложения то и хотя бы и отчасти разумного ответа.

Такова проблема, чье существо дано выразить и нечто следующему вопросу:

- Почему познанию не дано знать теории, способной выводить на "широкое поле явлений" в случае анализа тех же проблем характерно близкой типологии?

То есть, в случае науки вирусология подобает понять, почему знание приемов борьбы с достаточно широким диапазоном различного рода вирусов не позволяет исходя из подобного рода теоретического обобщения создание методов противодействия некоему ранее не проявлявшему себя вирусу? Почему такого рода "теоретический багаж" здесь практически ничего не дает.

Если же попытаться представить, а каковой следует быть такой теории, то ей и следует располагать возможностью представления классификации и такой полноты, что могла бы отражать и те вирусы, что еще не возникли в природе, но потенциально располагали бы и перспективой их появления. То есть, как теперь принято выражаться, такой теории следует располагать и тем уровнем теоретической состоятельности, дабы "работать на опережение" - когда природа еще не успевает с порождением таких вирусов, но мы уже знаем, что когда-то она, быть может, и соизволит их породить.

Такая проблема - это проблема общего рода, она касается не только лишь тех же медицины или вирусологии, но и, скажем так, физики, или - ее отдела, изучающего полупроводники. Возможно, постановка подобного вопроса правомерна и в отношении иных направлений познания, но здесь той же физике полупроводников дано показать и два наглядных примера.

Первый пример - разработка светодиодных элементов; первый маломощный светодиод был разработан несколько десятилетий назад, и всего лишь около десяти лет назад были разработаны светодиоды с высокой яркостью свечения, используемые в современных энергоэффективных лампах. Почему в таком случае потребовалось столько времени, чтобы из знания принципиальной возможности такого явления быстро найти способ получения и нечто формы с такого рода потребительски важными свойствами? Какого рода незнание, скорее всего, все же некоей теоретической природы не позволяло это сделать?

Точно так же и второй пример - недавняя разработка энергоэффективных ключевых транзисторов на полупроводниковом материале нитрид галлия. Как таковой транзистор был разработан даже и более чем полвека назад, скоро ему отметить и свой столетний юбилей. Но почему одновременно с изобретением транзистора оказалось невозможным и построение теории, позволяющей и получение транзисторов с любыми потребительски существенными свойствами? Какая прореха в объеме наших знаний могла тому помешать?

Точно так же - и какая прореха в понимании природы вирусов не позволяет быстрой разработки средств противодействия некоему вполне определенному вирусу?

Смысл берклеанской контрреволюции

Задача моего не очень нового исследования - попытка объяснения природы философии, когда из производителя спекулятивного концепта она фактически обращается производителем культурного продукта. Или - предмет этого исследования дано составить той вряд ли полезной познанию философской интенции, что возобладала в философских штудиях вслед за обретением популярности сочинениями Джорджа Беркли. То есть, как можно было бы определить, благодаря стараниям Беркли в философии и воцарилась манера рассуждения, не нацеливающая на поиск нового знания, но фокусирующая мышление на чем-то далеком от интереса к исследованию. Причем, что любопытно, спасение от такой «эпидемической волны» не гарантирует и неприятие воззрений Беркли, когда и самоё критика предлагаемых им идей фактически уводит от интереса к познанию. Отсюда теперь уже в строго предметной форме и возможно определение такой задачи как доказательства положения, что и не более чем заимствование предложенного Беркли формата дискуссии - рассмотрение чувственной и когнитивной реальности вне биологической и функциональной значимости или равно и мира как полотна «отдельных фрагментов» само собой деструктивно для продвижения познания. Или - с позиций перспективы развития познания Беркли потому и представляет собой очевидного волонтера и застрельщика когнитивной «контрреволюции», что изощренным образом препятствует становлению идеи единства мира как «интегральной среды» общего всему существующему сквозного «интеграла возможности».

Все полностью - здесь

Основной(-ые) вопрос(-ы) философии

Мне известны 4 основных вопроса философии:


1. Что первично - материя или сознание?
2. Умеете ли вы читать?
3. Какие у вас «низы»?
4. Каково отношение «затейности» и «функциональности»?

По первому вопросу. Это как бы «традиционный» вопрос. Тем более, что ответ на этот вопрос уже предложен Гуссерлем - всякому бытованию дано допускать само отождествление как бытующему лишь на условии отнесения к прошлому. В таком случае нет «сознания» как нечто живущего.

По второму вопросу. Известный писатель Набоков как-то затеял прочесть «Материализм и эмпириокритицизм». И эта попытка показала его несостоятельность как писателя; ему успешно удалось обнаружить в этом тексте сакраментальное «когда идеалист протягивает руку агностику и т.п.», но - он уже не смог дойти до верха совершенства этого текста «... шли на деле по стопам Блея». То есть - он обнаружил отсутствие чутья собственно как стилист. Не говоря о том, что ему не довелось обнаружить там то и просто бесподобного важнейшего понятия. И на деле редко кому доводиться владеть таким качеством, как «способность прочтения». В наших реалиях доводиться «уметь читать», пожалуй, лишь компьютерным программам наподобие Word'а или Access'а.

По третьему вопросу. Это наиболее серьезная форма «основного вопроса». Наверх возможна установка любого «навершия» - бога, природы, материи, даже числа. И от подобного «верхнего» возможно низведение «низа», часто одного и того же при любом выборе «верха». Вопрос только в том, какого качества дано оказаться подобным «низам».

И по четвертому вопросу. По факту такой любопытной вещи, как философская «диалектика» дано обнаружить просто колоссальную затейность. Но и одновременно фактически ничтожную функциональность. То же самое и прогресс современных цифровых технологий - «затейность» там резко возрастает, что показывает появление множества «фич», а функциональность - топчется на месте; функционал операционной системы не изменяется фактически уже 40 лет, допуская дополнение лишь новыми «функциями ввода».

Но в общем и целом данные заметки следует понимать лишь «предварительными».

Есть мнение - Брекзит это даже выгодно)

Такая точка зрения изложена здесь. Что можно понять говорящим в пользу этой оценки - 4/5 британского валового продукта создает сфера услуг, так что стагнация в производственной сфере не существенна. Другой весомый аргумент - прямые иностранные инвестиции в британскую экономику весьма значительны и превышают такие же инвестиции в германскую и французскую экономику вместе взятые. Более того, они продолжили свой рост и после референдума по Брекзит. И еще там можно обнаружить и ряд аргументов более частного характера.

Эффект средства

Ленин оставил нам и такой завет - опровергнуть теорию относительности. Мы его выполним ) Только вначале следует понять в каком смысле "опровергнуть". Тогда следует сказать, что вычислительная достаточность не есть достаточное основание для онтологической "претензии" или - онтологического вывода. Эпициклы Птолемея более чем вычислительно достаточны, но - не влекут за собой онтологических выводов. Такое понимание и позволит нам суждение, что "вычислительная достаточность физического релятивизма - пусть она и будет", а опровергать нам следует только онтологическую претензию.

И это просто!.. Стоит только представить себе, что на поезде мы двигаемся в некий пункт назначения. А нетерпеливый встречающий посылает нам приветы со встречными составами. Положим, нам навстречу из этого нашего пункта прибытия каждый час отправляется поезд с которым наш приятель и передает в наш адрес бутылочку пива, которую нам передают при остановке на полустанке. И также положим, что в правилах этой железной дороги водить поезда только с одной и той же постоянной скоростью. Несложные умственные упражнения с вычислениями позволят нам догадаться, что такие приветы мы будем получать уже каждые полчаса. Тогда если мы будем судить о событиях в пункте назначения "по нашим часам", то и будем думать, что наш приятель сильно укорачивает себе жизнь самой такой деятельностью. Но на деле это не так и встречный поезд как средство синхронизации просто не обеспечивает адекватной синхронизации, и поэтому нам и будет казаться что при его посредстве события в пункте назначения "протекают быстрее".

Та же картина, но с обратным знаком нарисуется в случае, если мы уехали из пункта отправления с пассажирским поездом, а наш приятель будет нам вдогонку слать те же подарки с экспрессами, двигающимися со скоростью в два раза большей, чем наш медленный поезд. Здесь, я уже не вполне уверен, но возможно и построение такого уравнения -

2vtнв = vtнв + vtро,

где tнв - "время наверстывания", то есть время, которое проходит экспресс до встречи с пассажирским поездом уже после того, когда пройдет путь, пройденный медленным поездом за промежуток времени между отправлением этого поезда и экспресса, а tро - это время, соответствующее разнице во времени отправления поездов. Из несложной математики далее выходит, что если подарки нам отправляют через час, то мы их получаем через два.

Вот и все. Можно придумать и иллюстрации с другими "медленными инструментами" синхронизации, первоначально я видел в этой роли катящийся шар. То, что технически нам не дано синхронизировать процессы быстрее чем позволяет скорость света, просто это ничего не значит. Нам не дано использовать "медленные инструменты" синхронизации, потому, что у нас в наличии лучшие, но принципиально это ничего не означает.

Инструмент синхронизации - средство, что иногда "вносит свой вклад" и в результаты физического эксперимента.

Под сенью феноменологической «простоты»

Согласно изначальному определению Пифагора, философия - нечто практика отстраненного наблюдения. Но одновременно состояние «отстранения», как любое из состояний в физическом и восходящем к нему мире - не идеальное состояние, что не избегает «огрехов» и в само собой достижении позиции «отстранения». Но философ странным образом не сознает такую специфику, и вот почему. Философу в силу неких причин присуще определять себя как «экзистентно простого», такого, для кого исключена всякая ангажированность, но - не ангажированность в части досаждающей в наши дни коррупции, но - ангажированность в смысле причастности пристрастиям, или - философу не дано наблюдать за собой и хоть сколько-нибудь ангажированности в смысле приверженности или манер. В пояснение подобного аспекта возможен показ примера художника или музыканта, - и тот, и другой определенно ангажированы в фактической приверженности установке - что установке на порядок осознания мира, что - на порядок представления обретаемого впечатления. Им прямо присущи качества что специфического «глаза», что слуха, чему дано наделять их осознание спецификой здесь же и манеры представления мира не просто как нечто «формы обустройства», но - и как «функционала презентации».

Философ же привержен осознанию себя фигурой, в чем не дано состояться и хоть сколько-нибудь ремесленной «струе», откуда, из подобной мнимой отчужденности, ему дано воображать себя и носителем нечто «чистого» воззрения на мир. Но по существу такое понимание не более чем иллюзия; и на деле и философа дано отличать тому в известной мере «грубоватому» осознанию мира, что прямо лишает его и способности различения как таковой его собственной ремесленной «струи». Философу в его анализе странным образом дано пренебрегать обстоятельством, что доступная ему возможность выражения присущего осознания - она непременно и использование средств вербального аппарата. Конечно, в арсенале используемых философом средств выражения дано иметь место и ряду изобразительных или математических инструментов, быть может, даже запаху, но и - предполагать здесь представление лишь посредством такого «склонения», что предназначение таких средств - не более чем роль вспомогательных «приспособлений» вербальных построений. Таким образом, в его ориентации на нечто определенный порядок презентации и философ - характерный ремесленник, то есть - труженик на ниве познания, для кого обретаемое осознание и возможно лишь в случае, если предполагает обретение и возможности вербальной реализации. Отсюда философу дано знать и присущую ему «ангажированную» форму понимания мира, а именно, практику выражения наполняющих мир реалий непременно посредством повествования, откуда и создаваемой им картине мира всегда дано принимать облик «полотна рассказа». Для прошлой философии само собой редкий случай, когда философу дано представить присущее ему видение как перечень или структуру, хотя для теперешних времен обращения всего и вся теми или иными порядками формализованных зависимостей это хотя бы и отчасти не так.

Развитие идеи -здесь

Философский материализм и проблема физической реализации кода

Судьба философского материализма странным образом оказалась в руках литераторов, умеющих складно излагать, но - весьма несведущих в собственно предмете материи. А важно то, что физическая действительность не знает никакого ни цвета, ни звука, как ей дано знать лишь непременно нечто "участок спектра электромагнитных излучений" или "механические колебания упругих сред". А в продолжение этого наша психика, занимая здесь весьма и весьма "активную позицию" и образует нечто свой собственный инструментарий маркерных форм, посредством которых она и отождествляет, - но и уже внутри ее собственного "механизма действия" тогда и некие собственно физические проявления.

Отсюда если нам и предстоит рассмотрение нечто форм реализации кодовой функции посредством выбора неких физических средств, нам важно понимать, что если слонам дано использовать в подобных целях инфразвук, то человеку - нет, мышам дано использовать ультразвук, человеку - нет, неизвестно, смог ли человек так определенно воспринимать код по имени "танец пчелы" или нет, как ему не дано и того, что дано пустельге - использование ультрафиолета. Или - физическая реализация кода - это и всегда использование тех физических средств, что открыты для регистрации и посредством фиксации в неких действующих каналах перцепции.

Другой момент - условие комфорта. Возможно, не исключена и такая реализация кода физическими средствами, как совмещение в этой реализации физических стимулов для одновременно двух каналов, положим, визуального и тактильного. Но с функциональной точки зрения это не особо удобно, и поэтому типичные случаи физической реализации кода - это реализации, достаточные для регистрации такого кода приведением в действие лишь одного канала перцепции, а не нескольких.

Далее - самой практике дано указывать на то, что возможен и всего лишь подразумеваемый, "виртуальный" код. Например, во всяком тексте на языке благородных эллинов фамилии "Брежнев" почему-то дано будет начинаться с буквы "мю". А японский язык - тот и само собой склонен к пренебрежению существованием фонемы "л", представляя одного известного деятеля тогда уже как "Ренина".

Собственно "в сухом остатке" следующее - возможности перцепции это и есть прямое начало выбора средств реализации кода, при этом равно предполагающего влияние и условий перцептивного комфорта, воздействия культурных традиций. Или - потребность в выражении символического смысла пусть и первична, но - не безусловна; имеют место некие "рамки выбора" физических средств воплощения кода и в первую очередь их дано определять объему возможностей перцептивного аппарата, включая сюда и условие комфортности как таковых процедур регистрации кода.

В любом случае важно - отсутствие в корпусе распространенных представлений философского материализма одного важного положения о функционале "перцептивных маркеров" не позволяет и должной постановки вопроса о подборе необходимых физических средств "воплощения кода". Но нам дано и дополнить философский материализм этим существенным положением )

Критика способа усреднения, присущего физическому познанию

Поставил свой новый текст, посвященный предмету, что предлагаемое физикой усреднение - оно же и "с позволения сказать" усреднение. Открыть его можно пройдя по этой ссылке.

Другой возможный, но - не высказанный смысл этого анализа - все же техника куда более тонко работает с физическими сущностями, чем собственно физика.